ЛОР фотографии Так же, в этом разделе рассказано об учителе автора сайта, проф. Николаеве М.П. , представлен его автобиографический рассказ. Медицинский круг, который представляет нам ЛОР врач Зайцев В.М. , позволит лучше познакомиться с работой содружественных ЛОР клиник и ЛОР специалистов, работающих в различных направлениях оториноларингологии, а так же врачами разных специальностей, которым, так же как и Доктору Зайцеву В.М. , можно смело доверить своё здоровье. На нашем ЛОР сайте есть фото...

Инфекционные болезни

То же примерно происходит и при иных бактериемических и небактериемических инфекционных болезнях— менингококковой, пневмококковой, бруцеллезной и других инфекциях — в случае применения рациональной этиот-ропной и патогенетической антиаллергической терапии.

Теперь рассмотрим с этих же. позиций вирусные инфекции: серозные менингиты, менингоэнцефалиты коксакиоз-ной, аденовирусной, паротитной, гриппозной этиологии, инфекционный мононуклеоз и др. Лечение этих заболеваний имеющимися антибиотиками бесполезно, а между тем кортикостероиды при названных заболеваниях, как правило, протекающих с высокой температурой, оказывают выраженный терапевтический эффект. Он связывается в уменьшении интоксикации и быстром снижении температуры.

Антибиотики

Правда, нам могут возразить, что здесь антибиотики играют решающую роль в выздоровлении больного и что кортикостероиды угнетают иммуногенез, создавая условия для более частого возникновения рецидива болезни. Однако следует учесть, что рецидивы брюшного тифа как в доантибиотический период, так и в антибиотико-гормо-нальный период лечения наблюдаются одинаково часто, примерно в 10—12% случаев.

Итак, фактически инфекционист имеет возможность при ранней комбинированной антибиотикостероидной терапии тяжелых форм брюшного тифа уже к 7—8-му дню болезни, т. е. к началу разгара ее, нормализовать температуру больного и поставить его на верный путь выздоровления, причем делается это баз риска вызвать катастрофу таким вмешательством «в ход нормального патологического процесса», в перевод болезни на абортивное течение. И это происходит в то время, когда жизнеспособный возбудитель болезни еще остается в организме и последний в конечном счете освобождается от него. Реально создается такое состояние, когда на какое-то время организм «переводится» на положение бактерионосителя путем снятия патологических — гиперергической, токсической, а также температурной—реакций организма. Это происходит потому, что под воздействием антимикробного (антиаллергенного) и патогенетического (антиаллергического) лечения снимается аллергический фактор в патогенезе болезни, вместе с которым снимаются клинически манифестные проявления аллергической реакции — лихорадка, гиперергическое воспаление, токсикоз.

Антибиотическое лечение тяжелых форм брюшного тифа

В последние годы антибиотическое лечение тяжелых форм брюшного тифа было дополнено назначением кортикостероидов (преднизолона). В результате такого комбинированного лечения температура нормализуется уже не через 3—5 дней, а через l’/г—2 суток от начала применения кортикостероидов и антибиотиков. Температура при этом чаще всего снижается критически. И при этих условиях терапии, когда достигается такой быстрый спад температуры, мы не видели каких-либо отрицательных последствий при условии раннего применения кортикостероидов, во всяком случае не позднее 12—14 дней от начала заболевания.

Это предостережение от позднего применения кортикостероидов связано с возможностью возникновения кишечного кровотечения.

Лечебная основа

Опираясь на новую лечебную основу, мы положительно отвечаем на вопрос о полезности использовать современные средства лечения острых инфекционных болезней, которые ведут к быстрой нормализации температуры и улучшению общего состояния больных. Обоснованием этого являются практические и некоторые теоретические данные.

Известно, что при брюшном тифе, этой типичной остролихорадочной инфекционной болезни, применение антибиотической терапии (левомицетина) ведет к нормализации температуры и улучшению общего состояния уже на 3—5-й день после начала лечения. Такое резкое снижение температуры, как показал огромный опыт многих врачей, не только не приводит к каким-либо отрицательным явлениям, какие можно было ожидать от быстрого снижения температуры с 39—40° до нормы, а сопровождается быстрым улучшением состояния больного, ведущим к выздоровлению.

Лихорадка

Затем, когда умами врачей стала овладевать идея полезного действия лихорадки на течение острого инфекционного процесса, на смену антипиротерапии пришла пиротерапия с ее методом вакцино – и лактотерапии. Внедрение в практику лечения сульфаниламидами и антибиотиками охладило пыл к ней.

На IX Международном микробиологическом конгрессе (1966) А. Львов выдвинул и экспериментально обосновал положение о том, что при вирусных инфекциях лихорадка является мощным защитным фактором организма в преодолении болезни. Правда, преимущественно он говорил не о больном человеке, а о лабораторных животных. Но все же эта концепция вновь привела к некоторому «брожению умов», несмотря на то что антибиотико- и корти-костероидная терапия при инфекционных болезнях с несомненностью показала, что быстрая нормализация температуры у остролихорадящих больных не только не вредна, но полезна. Такая теория и факты заставляют вспомнить слова К. Бернара: «Когда попадается факт, противоречащий господствующей теории, нужно признать факт и отвергнуть теорию, даже если таковая поддерживается крупными именами и всеми принята».

Инфекционисты

В связи с различными взглядами некоторых патофизиологов и клиницистов-инфекционистов на роль лихорадки в инфекционном процессе мы считаем уместным высказать здесь свои соображения по этому вопросу. Известно, что во времена С. П. Боткина пользовались успехом и широко применялись гипотермические методы лечения остро-лихорадящих инфекционных больных. Для этой цели использовались прохладные ванны, влажные укутывания. Еще в 20—30-х годах текущего  столетия  антипиретическая терапия в виде влажных укутываний часто применялась при тяжелых формах скарлатины, брюшного, сыпного тифов и др. В раннюю пору врачебной деятельности я тоже по совету старших коллег прибегал к такого рода антипиретической (гипотермической) терапии в детском инфекционном отделении. Большого успеха от этого вида лечения не было, но мы никогда не замечали и вреда от нее.

Синтетические антигистаминные препараты

Из синтетических антигистаминных препаратов можно назвать димедрол, супрастин, пипольфен и др.

Следует иметь в виду, что глюкокортикоиды обладают выраженным антигистаминным действием. Антигистамин-ное действие не всегда параллельно антиаллергическому. Клинический опыт показал, что при инфекционной аллергии, главным образом, при острых нейровирусных инфекциях с выраженным аллергическим компонентом в патогенезе болезни, нередко приходится прибегать не без эффекта к некоторым синтетическим антигистаминным препаратам и прежде всего в тех случаях, когда противопоказано назначение кортикостероидов.

Итак, кортикостероиды и антигистаминные препараты обладают, выраженным противовоспалительным и анти-пиретическим действием. Это действие в условиях лечения инфекционных болезней с гиперергическим компонентом в их патогенезе мы рассматриваем как благотворное.

Антигистаминные препараты

В клинической аллергологии названо немало антигистаминных препаратов сильного и слабого («мягкого») действия.

К первым можно отнести гистаминазу—энзим, расщепляющий гистамин, холинэстеразу, расщепляющую ацетилхолин. Эти препараты получили хоротпее  теоретическое обоснование, но не получили сколько-нибудь Широкого практического использования. Малые дозы для инъекций гистаминазы малоэффективны, а большие токсичны.

Большое внимание привлек к себе гистаглобин (или гистаглобулин), полученный Parrot (1953) с сотрудниками. Он представляет собой комбинацию гистамина. Антигенную специфичность этого комплекса определяет гистамин, который, являясь гаптеном, соединяется с молекулой у-глобулина. Гистаглобин повышает способность сыворотки крови связывать гистамин. Высказываются предположения о том, что он способен вызывать «антигистаминовый иммунитет». При строгой дозировке препарат нетоксичен. Способ лечения прост, его можно проводить в стационарных и поликлинических условиях. При лечении инфекционных больных он еще не нашел применения.

Тяжелые вирусные инфекции

При тяжелых вирусных инфекциях рекомендуется применять кортикостероиды под прикрытием антибиотиков.

Кортикостероиды — сильнодействующие средства. Поэтому следует всегда помнить о противопоказаниях к их назначению.

Говоря о противовоспалительном действии кортикостероидов, следует иметь в виду и наличие нестероидных противовоспалительных препаратов. В этом аспекте заслуживает внимания совсем недавно опубликованный материал Ogawa, Osada (1969) о положительном противовоспалительном эффекте оксифенбутазона и индометацина при инфекционно-воспалительных заболеваниях у людей.

Противовоспалительный, антиаллергический, антитоксический и антипирогенный эффекты

Противовоспалительный, антиаллергический, антитоксический и антипирогенный эффекты являются сочетанными, взаимосвязанными. Уменьшение воспалительного отека при гиперергическом воспалении ограничивает всасывание эндотоксина, а вместе с тем и его пирогенное действие на организм.

Назначение кортикостероидов показано при тяжелых формах, а также при среднетяжелых формах со склонностью к рецидивирующему и затяжному течению болезни. При легких формах применение кортикостероидов излишне.

При бактериальных инфекциях сочетание антибиотиков с кортикостероидами обеспечивает наилучший эффект. Предпочтительно назначать средние дозы преднизолона из расчета 30—35 мг в сутки для взрослого больного в первые дни приема с последующим уменьшением дозы. Средний курс терапии от 6 до 10—12 дней.